Терроризм как негативное понимание смысла жизни

14

АРИ в: Яндекс Гугл

Терроризм, возможно, не главная проблема современности, но одна из самых пугающих на сегодняшний день. И хотя государственные деятели по-прежнему не считают террористов политическими противниками, воздействие с помощью страха на общество очень серьезно.

В данной статье хотелось бы выявить исторические и социальные корни терроризма, показать пути выхода из кризисной ситуации. Сложившаяся ситуация показывает, что старыми способами проблему решить не получается, значит, нужно искать ответ не в истории, не в экономике, не в политике, не в психологии и даже не во всех этих пластах человеческой жизни одновременно, а в самой сути человека, в основе его существования.

Терроризм

Иллюстрация pixabay

Краткая история терроризма

Исследователи-историки и политологи расходятся в оценке терроризма, одни считают террор способом насилия, порождением древности. Выделяют «террор сверху» как политику устрашения и подавления граждан со стороны государства и «террор снизу» как ответную реакцию угнетенного народа, недовольного своим положением, выражающуюся в актах насилия по отношению к конкретным лицам или обществу.

Уолтер Лакер, американский историк и политолог, приводит в пример палестинскую секту сикариев (66-73 гг. н.э.), которых считает первыми террористами в истории. Сикарии, антиримски настроенные националисты, применяли необычную тактику – они нападали на противника днем, особенно в праздники, когда в Иерусалиме были толпы людей, закалывали человека кинжалом и скрывались в толпе.

У Тацита упоминается, что сикарии сжигали зернохранилища и выводили из строя системы водоснабжения в Иерусалиме [1]. То есть налицо – националистическая направленность движения и характерная для террористов тактика.

Однако сам термин «террор» сравнительно молод, его начали употреблять во время Великой французской революции (конец XVIII в.), когда тактика уничтожения определенных людей и была названа «запугиванием» (от лат. terror – страх, ужас). Этот период исследователи называют первой волной терроризма.

Вторая волна относится к последней трети XIX в. — это радикально-националистические движения в Ирландии, Македонии, Сербии и ряде других стран (цель которых – создание национальных государств). А также революционно-демократический терроризм во Франции, Италии, Испании и России.

Эта волна постепенно спала в начале XX в., а жестокая Вторая мировая война и послевоенные годы почти заставили забыть мир о террористах. На рубеже 1960–1970-х гг. в Италии, Германии, Японии началась третья волна терроризма.

В послевоенные годы в этих странах произошел серьезный экономический скачок, и противоречия между социальными институтами, не успевающими за развитием экономики, стали благодатной почвой для возникновения революционно-террористических движений. «Красные бригады», «Фракция Красной Армии» (РАФ), «Японская Красная Армия» и многие другие левоэкстремистские организации серьезно дестабилизировали политическую обстановку в своих странах.

Уолтер Лакер

На фото Уолтер Лакер, источник tabletmag.com

Владислав Васильев, доктор психологических наук, отмечает, что «террор этих организаций связан с моделью, выработанной Французской революцией, которая институциализировала терроризм как средство идейно-политической борьбы, воспитания устрашения населения и, что еще важнее, средство достижения гуманных целей – «свободы, равенства, братства». [2]

Он также добавляет, что исламские фундаменталисты, ставящие задачу преодоления «глобального модернизма», для которых национальное государство – один из главных его элементов и одна из главных ценностей, борются и против Запада, и против государственной власти в своих собственных странах.

И это может показаться «провалом в еще большие глубины истории, триумфом консерватизма и традиции» [3]. Всплеск терроризма на рубеже XX-XXI вв. можно считать продолжением, может быть, даже пиком этой третьей волны, поскольку историческая нить ведет к взрывам в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 года и активность исламских фундаменталистов тянется от исламской революции 1979 г.

В чем причины терроризма?

В политологии существуют три взгляда на природу терроризма. Его рассматривают как вид вооруженных действий, как вид уголовной преступности и вид политической борьбы, формирующейся на основе социально-политического протеста [4].

Стоит напомнить, что проблема терроризма уже не является проблемой отдельных государств – она приобрела мировой масштаб, и ее решение невозможно старыми средствами. Как мы видим, даже высокоразвитые государства, которые могут отправить экспедицию на Марс, не в состоянии уберечь от гибели своих граждан.

Противоречия между быстрыми изменениями в сфере экономики и не готовыми принять эти изменения общественными структурами, а также углубляющаяся социальная дифференциация граждан приводят к росту преступности и снижению эффективности защитных механизмов общества (утрата социальных ценностей).

Весь клубок противоречий, от которых не свободно большинство современных государств, становится благодатной почвой для терроризма. По большому счету, терроризм – это продукт экономической, политической и социальной нестабильности общества, что свидетельствует об особом периоде в развитии человечества.

Исламская революция в Иране

Фото: Исламская революция в Иране, 1978 — 1979 гг.

Терроризм глазами психологов

Кое-что для понимания природы человеческой агрессивности можно почерпнуть у психологов и социологов прошлого. Гюстав Ле Бон, Габриэль Тард, Зигмунд Фрейд, Вильгельм Райх и Эрих Фромм, будучи участниками реальных событий, отталкиваясь от «объективной реальности, данной в ощущениях», сумели ухватить, каждый по-своему, это явление и объединить многие разрозненные эмпирические факты.

Гюстав Ле Бон одним из первых заявил о начале эры толпы. Появляется интересная догадка – толпе претит демократия, она тяготеет к авторитаризму. Вероятно, это последствие скрупулезного анализа событий Великой французской революции и последующего века революций до Парижской коммуны включительно.

Ле Бон первым четко обозначил, что в психологии масс определяющим является не рациональное, а иррациональное. Габриэль Тард, будучи криминалистом, высказал в конце XIX в. гениальную догадку: наступающий XX век будет веком глобализованной публики, объединенной средствами массовой коммуникации, а общество характеризовал как продукт взаимодействия индивидуальных сознаний через общение, причем важное место занимает процесс подражания.

Вильгельм Райх был свидетелем становления фашизма. В книге «Психология масс и фашизм» Райх абсолютизировал либидозно-сексуальные воззрения Фрейда, считая, что тоталитарное государство подавляет естественные, прежде всего сексуальные, влечения человека, вытесняя их в бессознательное, и превращает человека в существо, не способное сопротивляться и готовое выполнить любой приказ вождя.

Нацистская демагогия дала немцу возможность преодолеть комплекс собственной никчемности, разнообразить тусклость и бессмысленность бытия «маленького человека», рационализировать все это в гипертрофированной национальной идее.

Индивидуум стремится «избавиться от собственной личности, потерять себя – иными словами, избавиться от бремени свободы». Здесь Фромм приводит гениально подобранную цитату из «Братьев Карамазовых» Ф. Достоевского: «Нет у человека заботы мучительнее, как найти того, кому бы передать поскорее тот дар свободы, с которым это несчастное существо рождается».

Психологи

На фото: Г. Ле Бон, Г. Тард, З. Фрейд, В. Райх и Э. Фромм

Терроризм — развитие эгоизма

Терроризм и войну можно объяснить как развитие человеческого эгоизма, который толкает людей на расширение своего «эго». Эго же распространяется на источники воды, природных ресурсов, территории и на власть одних над другими. Но в основном войны ведутся за передел земли, на которой существуют определенные богатства.

Это следует из расчетов политиков: «Мне нужна эта часть, потому что там есть нефть, а я не могу заправлять свои танки, для того чтобы завоевать другую часть, потому что там есть вода, и третью часть, потому что там есть еще что-то». И так далее. Человек, получив от природы свободную волю и право выбора, избрал путь потакания своему эгоизму. Как характерно все это для нашей эпохи! Кто хочет воевать?

Каждый готов вести переговоры и подписать «нерушимый мир», но только на тех условиях, которые он лично предлагает… Волчья делегация явилась к овечьему стаду со словами: «Мы, волки, давно уже пытаемся наладить с вами дружбу, да виновники всему – ваши овчарки. Как только мы начинаем приближаться к вам, они поднимают такой лай, что нам ничего не остается делать, как спасать свои волчьи шкуры. Уберите сторожевых псов, и мы готовы подписать с вами любой договор о «нерушимом мире»». Эгоизм создана таким образом, что постоянно требует наполнения и является причиной всех войн и страданий.

Противопоставив себя природе, которая вся альтруистичная и действует как клетки в организме человека, т.е. находится в динамическом равновесии на всех уровнях от неживого до биосферы, кроме человека — ведь человек-эгоист противоположен природе и по своей сущности фактически обрек себя на вражду с самим собой. Следовательно, только преодолев свое эго, люди придут к спокойной жизни.

В настоящее время это видно по тому, каким сложным и связанным стал мир. Связь обнаруживается наглядно. Мы видим, что, если в одном конце мира что-то взрывают, в другом это вызывает, например ураган или дождь. Происходит падение биржи в Австралии – кому-то плохо становится в Америке. Страна может быть самой развитой, но обыкновенный терроризм может все разрушить. Так, американцы понимают, что если они не сделают что-то в Ираке или в Афганистане, им не будет покоя.

Поэтому у них как будто нет выбора, они обязаны это делать. И это не потому, что они хотят властвовать над всеми, просто они знают, что будет плохо у них дома. Не просто так была создана Организация Объединенных Наций, только напрасно думали, что из этого что-то получится. В конце концов – и там те же споры.

Если нет связей между частями общества, таких связей, как в природе, как в семье, где все зависят друг от друга, не будет мира, а раздоры и разрушения станут нескончаемыми. Только правильная связь между людьми на преодолении эгоизма придаст смысл тусклому и бессмысленному человеческому существованию и избавит общество от страданий. Возможность перенаправить человеческую агрессию и деструктивность во внутреннюю работу над собой, даст человеку истинное понимание себя, своей роли. А это направит его желания в созидательную и творческую сторону.


[1] Цит. по: Кожушко Е.П. Современный терроризм: Анализ основных направлений/ Под общ.ред. А.Е. Тараса Минск, 2000.
[2] См.: Васильев В.Л. Психология терроризма // Сб. научных трудов СПб ЮИ ГП РФ. 2001. № 2.
[2] Там же.
[4] См.: Жаринов К.В. Терроризм и террористы: Ист. справочник/Под общ. ред. А.Е. Тараса. Минск, 1999.

5/5 - (3 голоса)
Предыдущая статьяПочему потребление демотивирует людей жить?
Следующая статьяВозможен ли мир без войн и террора?